фото: Кирилл Шейн, Макисим поляков

Сыктывкар:
семь громких градостроительных историй последних лет

Когда мы решили написать о громких градостроительных историях Сыктывкара последних лет, задача казалась простой: вспомнить известные факты о долгостроях, вырубках, нарушениях правил застройки. Но истории оказались темными и загадочными. Места, о которых пойдет речь ниже, временами кажутся чуть ли не проклятыми, некоторые из историй заканчиваются тюрьмой, а некоторые — не заканчиваются вообще. В общем, в итоге получилось чтение для холодного темного вечера в канун Хеллоуина. Читатель, завернись в теплый плед, налей себе чашку чая или рюмку хереса — и вперед!

1
Тринадцатая школа
Бывшая церковно-приходская школа, а ныне музей села Выльгорт. Фото syktyvdin.ru
Деревянная школа в местечке Кируль была построена по проекту Александра Холопова в 1928 году. Архитектор родился неподалеку — в Кочпоне. Отец его был неграмотным иконописцем, но сыну дал блестящее образование. Отучившись в Москве и Санкт-Петербурге, Александр Холопов вернулся на родину в 1917 году и стал первым штатным архитектором Коми, которая тогда была автономной областью. Из зданий, построенных по его проектам, сейчас сохранился только музей в Выльгорте, бывший изначально церковно-приходской школой. Тринадцатой школе повезло меньше.

Несчастливый номер 13 школа получила более чем 40 лет после того, как была построена, — в 1969 году. Номер присвоили в связи с переформированием, когда школу сделали коррекционной.
Через 36 лет, в 2005 году, школу подожгли. Поджог был умышленным и, по официальной версии, его причиной было баловство школьников. Тогда на реставрацию школы требовалось 25 миллионов рублей, найти их не смогли.

Не стоит думать, что со школой до 2005 года было все благополучно. Здание медленно ветшало, всем видом как бы намекая на необходимость ремонтных работ и даже реставрации.

Девять лет власти республики пребывали в раздумьях и сомнениях, пока наконец в 2014 году не решились обратиться в Министерство культуры России с просьбой вывести школу из реестра объектов культурного наследия. Потерявшее статус здание можно было бы с чистой совестью снести. Впрочем, Минкульт принял типичное в таких случая решение — ответил отказом.
В 2015 году к делу решили привлечь инвесторов. В рамках программы льготной аренды объектов культурного наследия можно арендовать здание за 1 рубль в год, если при этом вкладывать средства в его восстановление.

Но даже при таких замечательных условиях не нашлось никого, кто взялся бы за восстановление. «Реконструкция и реставрация практически невозможны в силу полной утраты здания, но мы обязаны воссоздать», — сетовала год назад на сессии Госсовета Анастасия Прокудина, являвшаяся на тот момент министром культуры Коми.

В настоящее время ситуация со школой № 13 остается прежней.

2
Набережная Сыктывкара
Набережная — гордость любого города, место признаний в любви, прогулок с детьми и проведения торжеств. Но только не в столице нефте-, угле-, газодобывающего региона — Сыктывкаре.
Начало ХХ века. В Усть-Сысольске есть пристань и улица Набережная (нынешняя Кирова), но самой набережной нет, так как никто пока не видит в ней необходимости. В Сысоле полощут белье и ловят рыбу, а прогуляться можно и по лесу, до которого рукой подать. Фото oldsyktyvkar.ru
Городской пляж. 1964 год. oldsyktyvkar.ru
Во времена, когда речной транспорт был более развит, набережная имела важное значение. До 1961 года (тогда до столицы Коми еще не была дотянута железнодорожная ветка) набережная должна была стать лицом города. Однако и после появления ж/д-вокзала в Сыктывкаре провожали пароходы совсем не так, как поезда. По реке путешествовали люди и доставлялись грузы. В 80-е годы прошлого века к набережной вели три деревянных спуска, а по реке еще курсировал пассажирский теплоход «Заря».

Но по мере того, как речной транспорт утрачивал свое значение, теряла свою важность и набережная, постепенно осыпался берег, асфальтовая дорожка непосредственно у реки трескалась и обваливалась. Пляж, в который она утыкалась, использовался по прямому назначению до недавнего времени, хотя в последние лет двадцать потерял популярность
Разговоры о том, что столица республики в районе главного парка должна выглядеть, мягко говоря, приличнее, велись последние лет двадцать. Долгое время властям города было не до того. Работы по устройству набережной начались еще в 2008 году — тогда была вырублена часть деревьев и частично сделана дренажная система, но вскоре финансирование иссякло. В конце сентября 2010 года вице-спикер республиканского парламента Евгений Шумейко на расширенном заседании Комитета Госсовета РК по бюджету, налогам и экономической политике прямо заявил, что набережной не будет.

Однако спустя три года, в октябре 2013 года, мэр Сыктывкара Иван Поздеев, в данный момент находящийся под следствием, сообщил, что федеральные деньги на набережную будут выделены в 2015 году. За два месяца до заявления в нижней части парка спилили порядка 800 деревьев, начиная от береговой линии. Власти уверяли, что это нужно для берегоукрепительных работ. Лишенному деревьев берегу грозили оползни, и в 2014 году на месте будущей набережной начали забивать сваи, укладывать бутовый камень и делать отсыпку щебнем, чтобы предотвратить сползание берега.
К маю 2015 года стало ясно, что финансирования не достаточно, этот вопрос тогда обсуждался с председателем Госсовета Коми Игорем Ковзелем, ныне находящимся под следствием по «делу Гайзера». А в декабре того же года на недостаток средств сетовал уже мэр Сыктывкара Андрей Самоделкин.

Тем не менее планировалось, что берегоукрепительные работы наконец будут завершены в 2016 году. В июне на общегородской планерке Андрей Самоделкин заявил, что это будет сделано ко Дню республики. Но — мэр предполагает, а природа располагает. В августе все планы нарушила стихия. Во время пронесшегося над Сыктывкаром урагана и ливня на недостроенную набережную обрушились потоки воды, вздыбившие свежеуложенные плиты и повредившие систему водостоков.

Сейчас работы по укреплению берега все-таки завершены. Но денег на благоустройство набережной по-прежнему не найдено, выглядит она минималистично: непонятно, как здесь гулять (да и стоит ли?), на скамейку не присесть, признаваться в романтических чувствах на фоне лаконичного урбанистического пейзажа как-то тоже не тянет. «На самом деле это не набережная», — прокомментировал окончание работ Андрей Самоделкин.

Прогуляться по новой ненабережной можно будет уже в ноябре.

3
Ботанический сад КГПИ
История ботанического сада КГПИ началась еще в далеком 1932 году. Это самый старый сад не только в городе, но и в республике. Благодаря разнообразию высаженных тут деревьев, кустарников и других растений, он имел научное значение. Но важен он в первую очередь благодаря своему историко-культурному значению. Четыре года назад руководство Коми государственного педагогического института, еще не слитого на тот момент с Сыктывкарским государственным университетом им. П. Сорокина, приняло решение о продаже ботсада.

Первыми забили тревогу Зырянские анархо-экологи — группа сыктывкарских робин гудов, тайно спасающих собак от убийства в приемниках и проводящих эпатажные акции в защиту зеленых насаждений города. На этот раз молодые люди пробрались в ботсад и провели шипование деревьев, которое должно было помешать их вырубке.

После акции мэр Сыктывкара Иван Поздеев, ныне находящийся под следствием, дал пресс-конференцию, где заявил, что часть ботсада может быть использована под застройку. Тогда же стало известно, что и ботсад — уже не ботсад, а агробиостанция. Статус был тихо и незаметно для окружающих утерян за год до развернувшихся событий. Эколог Александр Попов логично предположил, что с утратой статуса сад перестает быть особо охраняемой территорией.
Защитникам ботсада удалось одержать победу на общественных слушаниях, когда собравшиеся в одном из кабинетов администрации города неравнодушные граждане смогли численно перевесить лояльных. Народу было столько, что экологу Владилене Гимадиевой, пришлось взобраться на стол, чтобы пересчитать поднятые руки. Однако победа в сражении не означала победы в войне: мэр Поздеев не преминул напомнить, что слушания носят рекомендательный характер.

Общественники тоже не собирались останавливаться и начали сбор подписей в защиту ботсада — именно так продолжали называть агробиостанцию в народе. Параллельно некие граждане собирали подписи за вырубку сада со странной мотивировкой «иначе придут федералы и сделают хуже».
Проект благоустройство территории на месте ботанического сада
В сентябре 2013 года на заседании постоянной комиссии по социальным вопросам совета Сыктывкара наконец было объявлено, что часть земли, принадлежавшей ботсаду, продана за 96 миллионов рублей. Владельцем земли стал Александр Ольшевский, на тот момент генеральный директор ООО «Деловой альянс» и глава ООО «Малоэтажное жилищное строительство». Предполагалось, что в перспективе на участке, выгодно располагающемся в центре города, будут построены малоэтажные дома «в английском стиле». В том же году Ольшевский обращался за получением других участков под строительство жилых домов к Вячеславу Гайзеру и получил устное согласие. Просьба была передана Ивану Поздееву, и он ее удовлетворил. Это стало известно в марте 2016 года, во время слушаний показаний гособвинения на суде над Иваном Поздеевым, обвинявшемся в превышении должностных полномочий.
Рубить деревья в ботсаду начали в октябре 2014 года. Вскоре после этого в интервью «7х7» председатель общественной организации «Экологи Коми» Нина Ананина сообщила, что побывала на территории сада и выяснила, что в результате вырубки там были уничтожены ценные деревья и кустарники, считавшиеся эталонными и утраченными в России.

— Слишком большие деньги стояли на кону, территорию эту перевели в Фонд жилищного строительства, изначально подтасовав документы, — также сказала Ананина.
В июне 2015 года на заседании Совета Сыктывкара всплыл еще один неприятный нюанс. Ранее предполагалось согласовать проект застройки, чтобы он удовлетворил депутатов, общественность, собственников земли, отданной под застройку, и городскую администрацию, а совместное решение оформить гарантийным письмом регионального Комитета по управлению имуществом или соглашением. Однако в ходе обсуждения выяснилось, что документ то ли утерян, то ли вообще не существовал.

Строительство на территории ботсада до сих пор не начато. Владельцы земли в данный момент находятся в затруднительной ситуации и не заинтересованы в шуме вокруг места возможной застройки. Соучредитель компании «Деловой альянс», которой принадлежит часть территории ботсада, Сергей Ситников в июне 2016 года был обвинен в хищениях и арестован. Компания обвиняется в связях с администрациями Поздеева и Гайзера.

4
Кировский парк
Кировский парк появился в Сыктывкаре в начале тридцатых на месте городского сада и рыночной площади. Деревья в парке начали высаживать на год позже, чем в ботаническом саду, КГПИ — в 1933 году. А в 1934 году ему было присвоено имя Сергея Кирова. Сделан он был по типичным советским образцам. Кроме памятника Ленину там были летний театр, кинотеатр, открытая эстрада и спортивная площадка. Для прогулок были сделаны четко направленные широкие аллеи, перед зданиями были площадки, где можно было собираться в количестве больше трех. Изначально парк был огорожен, а вели в него тяжелые ворота, возле которых высились массивные сооружения с белыми колоннадами и скульптурами поверх.

Со временем многое менялось: исчез забор, ворота, колоннады, памятник Ленину, появлялись новые качели и карусели, малые архитектурные формы. Однако серьезной реконструкции так и не проводилось. Постепенно парк терял первоначальный блестящий и ухоженный вид.
Фото Игоря Бобракова
В октябре 2012 года мэр Сыктывкара Иван Поздеев ждал прибытия теплохода «Усть-Сысольск» на пристани у Кировского парка. Пристань представляла собой маленький обшарпанный зеленый дебаркадер огороженный по периметру и обустроенный скамейкой под крышей для удобства ожидающих. Рядом обычные сыктывкарцы ждали теплоходика «Коммунальник-2», чтобы перебраться в Заречье. Шел дождь, который мочил всех, невзирая на чины. Граждане осмелели и решили воспользоваться непосредственной близостью к телу мэра.

— Вот показывают другие города, республики, там такие парки, набережные, — взволнованно говорила женщина. — Господи! Вот там люди живут.

— Вы, наверное, не знаете, но мы, вообще-то, проектируем… — пояснил мэр. — Но сначала надо берег укрепить. И федерация нам планирует деньги на это выделить. В лучшем случае это будет только в 2015 году реализовано.

— Ну сделайте! А то ведь стыдно за город.
Видимо, стыд окончательно одолел главу администрации города к июлю 2013 года. Именно тогда в Кировском парке вырубили порядка 800 деревьев. Так началась реконструкция парка. Ее проект был представлен тогда же и предполагал полное преображение: бульвары, каскадные фонтаны, колесо обозрения, бутики и прочее.
Первоначальный проект реконструкции Кировского парка
Однако Экологи Коми раскритиковали проект прямо во время представления. Иван Поздеев пообещал в следующий раз обойтись без массовой вырубки. Но не успел. Сменивший его в ноябре 2015 года Андрей Самоделкин тоже испытал острое чувства стыда по поводу того, как выглядит парк, почти сразу после вступления в должность. Он заверил, что доведет до конца все проекты, начатые предыдущим руководством. Однако уже в марте 2016 года мэр вынужден был сделать заявление, что на реконструкцию Кировского парка в бюджете заложено «ноль рублей ноль копеек».

Несмотря на такое плачевное положение дел, ремонтные работы в парке все же начались летом: установили новые фонари, уложили асфальт на прогулочных дорожках, отремонтировали лестницы и… немного забыли о пандусах. Они были сделаны после обращения общественников.
Фото Виктора Иванова
16 августа 2016 года губернатор Сергей Гапликов произнес торжественную речь на открытии парка после ремонта и заверил, что «у республики с каждым новым годом будет все больше и больше замечательных, удивительных и очень комфортных мест». А мэр Самоделкин пожелал, чтобы «парк наполнялся детским смехом и радостью, чтобы было желание здесь встречаться, влюбляться, целоваться, танцевать». Приближались выборы, и чиновников переполнял оптимизм.

Однако сейчас, несмотря на новый асфальт и фонари, Кировский парк по-прежнему далек от первоначального проекта реконструкции.

5
Массовые вырубки
Вырубка лесопарка на Димитрова. Фото Игоря Бобракова
В один из чудесных майских дней 2010 года жители улицы Димитрова, выйдя из своих домов, осознали, что пейзаж в их дворах неумолимо меняется — исчезают деревья. Зеленые насаждения спиливали работники компании «Стратег и К». Удивленные жители вызвали милицию. Вырубка была остановлена, но половину елей к этому моменту уже спилили.

Небольшой участок, заросший в основном елями, называли парковой зоной или лесопарком. На самом деле это был кусок невырубленного леса, вокруг которого в свое время выросли дома. Через «лес на Димитрова» проложили тропы, в нем гуляли дети, и никому он не мешал. Судя по всему, даже нравился. Жителей вырубка возмутила, на следующую неделю после ее начала они вышли на митинг в защиту зеленых насаждений. В этот же день защитники леса обратились с открытым письмом к главе Коми Вячеславу Гайзеру, прокурору республики Владимиру Поневежскому и выдавшему разрешение на вырубку мэру Сыктывкара Роману Зенищеву с просьбой приостановить вырубку до окончания прокурорской проверки. Юридическую поддержку гражданам вызвалась оказать Коми правозащитная комиссия «Мемориал».

Предполагалось, что на расчищенном месте будет построен спортивно-оздоровительный комплекс. Разрешение на вырубку и строительство было выдано мэрией предпринимательнице Наталье Пономарь. Сыктывкарская межрайонная природоохранная прокуратура опротестовала вырубку.
Фото Андрея Шопши. "Красное знамя"
Дело этим, однако, не кончилось. В конце мая жители домов обнаружили на дверях подъездов листовки с просьбой перечислять деньги якобы на счет КПК «Мемориал» за оказанные услуги (юридическое и информационное сопровождение). Правозащитник Игорь Сажин назвал эту акцию провокационной и лично приехал объяснить жителям, что никаких денег организация от них не требует.
Фото Виктора Иванова
Проблема с вырубкой и строительством не решилась, а зависла. Встреча общественников с мэром, состоявшаяся в июне, не дала внятных результатов. И в августе Сыктывкарский городской суд начал рассмотрение дела. Уже на первом заседании стало ясно, что ответственность за вырубку полностью лежит на мэрии, дававшей разрешение. А в декабре суд окончательно принял сторону защитников лесопарковой зоны. И хотя люди были довольны решением суда, вопросы оставались. Участок, где проводилась вырубка, требовалось засадить новыми деревьями. В апреле 2011 года разобраться с ситуацией обещал уже новый мэр — Иван Поздеев. Место вырубки тем не менее долго пустовало, пока в марте 2016 года там не начала строить дом фирма «Стройматериалы-К», которую считают аффилированной с Поздеевым. Однако уже в августе стройку остановил суд, признавший недействительным договор аренды участка.
Зырянские анархо-экологи также расписали забор, за которым велась вырубка. Фото газеты "Красное знамя"
Кстати, правление мэра Ивана Поздеева, обещавшего разобраться с уничтожением лесопарковой зоны при предыдущем главе администрации города, началось с вырубки за гостиницей «Сыктывкар». Более пятидесяти деревьев и кустарников было срублено под строительство многоэтажного дома. Застройщиком являлась фирма «Стройматериалы-К», генеральным директором которой раньше являлся сам Поздеев. С середины февраля бывший предприниматель находился в должности исполняющего обязанности мэра Сыктывкара. В конце марта упомянутые выше Зырянские анархо-экологи, выступавшие с критикой власти, вышли к месту вырубки и развернули плакаты, призывающие нового градоначальника к ответу: «Нет уплотнительной застройке», «Останови вырубку», «Подался в мэры — начал с аферы». При этом, несмотря на холод и снег, один из активистов спустил штаны, продемонстрировав свое мужское достоинство. «@@@ Поздееву, а не деревья!» — трижды прокричали активисты. Сцена была запечатлена на фото, но сейчас подобные снимки запрещены для демонстрации.

Постановление № 3/534 «О вырубке зеленых насаждений» вышло 9 марта. А 25 марта исполняющий обязанности мэра заявил, что никаких документов не подписывал.
Если действия анархо-экологов считать метафорой магических обрядов, то надо заметить, что они сработали: Ивана Поздеева приговорили к трем годам условно за злоупотребления и превышение полномочий. Но на месте вырубленных деревьев все-таки высятся два 14-этажных дома, построенных фирмой «Стройматериалы-К». Жильцы жалуются на дискомфорт и недостаток парковочных мест.

6
Пешеходная улица
Идея о том, чтобы сделать небольшой кусочек улицы Коммунистической пешеходным впервые была озвучена в октябре 2014 года активистами «Городских проектов». Отрезок от улицы Ленина до улицы Советской всего сорок метров. И казалось, что проблем возникнуть не должно. Активисты провели замеры, которые подтвердили их предположение: пространство для машин в избытке, а для пешеходов — в недостатке. В будни по этому участку проходят 12,5 тысяч сыктывкарцев, а в выходные эта цифра вырастает до 17 тысяч.

В сентябре 2015 года в Сыктывкаре даже прошел фестиваль в поддержку пешеходной улицы. Его организаторами стали школьница Алина Давлетова и студентка Алена Зезегова. Им удалось собрать более 1000 подписей за создание пешеходной зоны.
Виктор Тельнов. Фото Катерины Клепиковской, komionline.ru
Однако городские чиновники проект отвергли. И дело оказалось совсем не в том, плох он или хорош. Руководитель агентства по делам молодежи Коми Виктор Тельнов в переписке с активистом «Городских проектов» объяснил, что проект возглавляют оппозиционеры Навальный и Кац, которые, по его мнению, работают на развал страны.

Чтобы избежать придирок чиновников, было решено, что в июне 2016 года проект пешеходной улицы создадут студенты, изучающие дизайн в колледже искусств Сыктывкара и в Сыктывкарском государственном университете им. Питирима Сорокина. Архитектурную мастерскую, во время которой шла разработка проекта, курировали архитекторы из Москвы. Один из них — Илья Копычин — также обосновал появление пешеходной улицы в столице Коми. Одним из доводов стала экономическая выгода — на таких пространствах часто появляется и расцветает мелкая торговля, которая пополняет бюджет города. Идею пешеходного участка улицы поддержал и главный архитектор Сыктывкара Владимир Рунг.
Наконец, совсем недавно, 18 октября, вдохновленные общественники написали обращение к мэру Андрею Самоделкину с просьбой присвоить отрезку улицы Коммунистической статус пешеходного. Однако мэр, который, по его словам, в целом поддерживает создание пешеходных зон, ответил, что указанный отрезок Коммунистической надо оставить как есть. «Перегородив этот участок, мы лишим жителей возможности заехать к себе домой». Учитывая то, что в домах, въезд во дворы которых станет несколько затруднен, проживают и чиновники, ответ мэра наталкивает на некоторые подозрения: уж не лоббирует ли глава администрации интересы конкретных людей?

Куратор проекта Алёна Зезегова разразилась гневным постом, где обвинила провластное СМИ, проводившее опрос о необходимости пешеходной зоны на своем сайте, в манипуляциях общественным мнением и удивилась способности чиновников забывать обещания и слышать выборочно. В итоге Алёна еще раз подробно разъяснила, зачем сыктывкарцам пешеходная улица. Осталось только надеяться, что власти Сыктывкара все-таки будут действовать в интересах города, а не отдельных горожан.

7
Вырубленная Аллея памяти афганцев
и зловещий новострой
Начало работ
В середине декабря 2013 года горожане уже вовсю готовились к Новому году и на гражданскую активность настроены не были. Покупались подарки и елочные игрушки, шла подготовка к утренникам и корпоративным вечеринкам. В это самое время Аллея памяти афганцев была вырублена за два выходных дня. Почти сразу на место вырубки нагнали техники, все обнесли забором. Табличку с информацией о том, что здесь будет теперь и кто ведет строительство, не вывесили. Однако и без нее почти сразу стало известно, что над берегом Сысолы будет возвышаться новое здание УФСБ.

Добраться до мэра Ивана Поздеева, чтобы задать ему вопросы по этому поводу, удалось только после праздников, на общегородской планерке. Поздеев отвечал, что проект был согласован еще в 2007–08 годах, подрядчики потом все восстановят и посадят новые деревья и что, в конце концов, решение принимает ФСБ России, а сам он повлиять ни на что не мог.

Сейчас строительство здания почти завершено. Хотя по-прежнему вокруг него стоит высокий забор с фонарями и колючей проволокой, с установленными тут и там камерами наблюдения, забор, на котором так и не появилось таблички с информацией о том, кто и что здесь строит. Но о том, что это за здание, знает чуть ли не каждый горожанин. Зачем оно так огромно? Что там будет? Новые пыточные по последнему слову техники? Секретные комнаты с прослушивающими устройствами? Портал в ад? Пока информация скрыта, на эту тему можно разве что мрачно шутить.
Градостроительных историй в Сыктывкаре, конечно, больше чем семь. О набивших оскомину проблемах — вырубках, жуткой точечной застройке, разбитых тротуарах, отсутствии парковок и неблагоустроенности малочисленных зеленых зон — можно писать еще долго. Чтобы рассказать обо всем, нужна будет не одна статья. Целая книга может получиться о нашем городе. Хотелось бы, чтобы в ней были главы об архитектурных достижениях и удачах. Надеемся, они еще будут.
Елена Соловьёва для semnasem.ru
Made on
Tilda