Репортаж интернет-журнала «7х7»

Наталья Баранова, фото: Мария Курушина
Галопом в мир
Как лошади помогают детям с особенностями развития заговорить



Август 2016

Иппотерапия — адаптивная верховая езда, лечение с помощью лошадей
Некоммерческий Центр поддержки семей с детьми с особенностями развития «Дорогою добра» существует в Кирове несколько лет. Здесь поддерживают не только детей, но и целые семьи, воспитывающие детей с различными особенностями: интеллектуальными, эмоционально-волевыми, речевыми, двигательными. Для них каждый день, даже по воскресеньям, проходят развивающие групповые занятия по логоритмике, речи, подвижным играм. Центр стал вторым домом для более 100 детей.

В начале августа 2016 года в нем появилось то, чего родители с нетерпением ждали: иппотерапия — адаптивная верховая езда, лечение с помощью лошадей. Идея появилась у выпускницы ВятГГУ Анны Мурашко: ее любовь к лошадям переросла и в любимую работу, на которой главное — помочь другим. Все началось с преддипломной практики в феврале 2016 года, когда студентка занимался с пятью детьми с синдромом Дауна. Сейчас катает на лошадях уже 25 детей.

Корреспондент «7х7» побывал на занятии, узнал, почему иппотерапия одна из самых эффективных методик в лечении ДЦП и последствий полиомиелита, и выяснил, по каким причинам в России родителине могут получать эту услугу от государства.

«Лошади нас успокаивают»
Анастасия Гусейнова и ее сын Рустам. Мальчику 7 лет, у него диагностирован аутизм
Конюшня, где проходят занятия, находится в 36 км от Кирова, в поселке Юбилейный Оричевского района. На ней есть и гуси, индюки, курицы, собаки и пять маленьких котят, коровы и лошади, ради которых сюда приезжают родители с детьми. Владельцы конюшни разрешили проводить занятия для детей центра бесплатно — раньше хозяйка Светлана сама занималась иппотерапией. Еще в 2007 году она работала под руководством врача нейрохирурга, иппотерапевта. В течение трех лет они занимались с детьми, но потом ее наставник уехал в другую страну, поэтому от занятий пришлось отказаться.

Инструктор по оздоровительной верховой езде Анна Мурашко приехала на конюшню рано утром. В списке на сегодня — несколько ребят. Девушке помогает волонтер Инна: она закрепляет седло, выводит лошадь из стойла и водит ее на занятии.

Первой заниматься приехала Анастасия Гусейнова с сыном Рустамом. Мальчику 7 лет, у него диагностирован аутизм.

— Рустам, надо шлем надеть, не капризничай, — говорит мама.

Мальчик немного сопротивляется, но затем поддается. Кататься на лошади он собирается впервые. Ему дают морковку, чтобы угостить лошадь по имени Лорд. Рустама ставят на пенек, чтобы подсадить, он кричит — боится.

— Придется садиться маме! — говорит инструктор Анна. Рустам начинает кушать морковку.

Мама Рустама не ожидала, что и ей придется кататься верхом, но обрадовалась. Со второго раза она садится на лошадь, уже к ней подсаживают Рустама. Инструкторы медленно ведут Лорда, мама в это время напевает Рустаму песню. Первый круг пройден. На второй круг с Рустамом садится Анна, она предлагает мальчику погладить лошадь. Рустам без боязни гладит животное. Так еще один круг остается позади. Третий — Рустам едет на Лорде уже совсем один. Улыбается.

— Рустам, круто, да?! — радостно кричит мама издалека, наблюдая за ним.

Анастасия удивилась, что Рустам сел на лошадь и, более того, сейчас едет на ней один.
— Замечательно, — тихо говорит Анастасия, будто боится нарушить идиллию. — Я бы ради таких занятий хоть куда ездила!
Женщина призналась, что давно хотела посетить иппотерапию, но собирались долго — с лечением и другими занятиями найти время оказалось непросто.

— Я в шоке, думала, он к лошади не подойдет. Это же контакт с животными, развитие, опыт. Лошадь дает расслабленность, спокойствие. Я думаю, от этого будут только плюсы. Сейчас мы хватаемся за всякие возможности.

У Анастасии трое детей, Рустам — младший. У второго сына диагноз «гиперактивность», она рассказала, что ее детям очень тяжело сдерживать эмоции.

Рустама аккуратно снимают с лошади, мама предлагает ему сказать спасибо лошадке, вместе они дают морковку Лорду и благодарят Анну за занятие. В следующий раз они встретятся через неделю.
25 детей
«Лошадь дает какой-то особый внутренний покой, равновесие, снимает тревожность. За ними приятно просто наблюдать. А вот сама верховая езда еще тонизирует организм, активизирует работу мышц», — рассказывает инструктор Анна. Хоть она любит всех животных, но к лошадям особенно неравнодушна. Девушка занимается верховой ездой уже пять лет, так она и узнала об этом необычном методе лечения. Решила попробовать, в итоге ее проект «Иппотерапия для особых детей» превратился в дипломную работу.
Девушка занимается верховой ездой уже пять лет, так она и узнала об этом необычном методе лечения. Решила попробовать, в итоге ее проект «Иппотерапия для особых детей» превратился в дипломную работу
После окончания университета и получения специального (дефектологического) и психологического образования, курсов по иппотерапии Анну взяли на работу в центр «Дорогою добра». У нее есть свидетельство, которое дает право заниматься иппотерапией с особыми детьми. Все занятия для родителей в нем проводятся бесплатно: такова политика центра. Желающих заниматься — много, но возможностей пока не хватает. Если бы был еще один иппотерапевт — охватили бы больше детей. Именно поэтому сотрудники центра запустили сбор средств на сайте Планета.ру: в основном деньги нужны на зарплату и на вещи для занятий. Для того, чтобы 25 детей занимались один год, необходимо 270 тысяч рублей.
Иппотерапия — это не просто катание, это усиленный труд
Для занятий родители должны внимательно изучить все противопоказания. Например, нельзя ездить верхом при вывихах и подвывихах в шейном отделе, хрупкости костей, плохой сворачиваемости крови, сколиозе 3 и 4 степени. Затем ребенка осматривает врач, а перед занятием инструктору нужно показать от него справку, что все хорошо.

На первых занятиях, по мнению Анны, главное — познакомить ребенка с лошадью. Поэтому первый раз дети катаются не больше 20 минут, чтобы осталось желание вернуться к этим животным. При посадке на лошадь человек учится фиксировать корпус, чтобы удержаться в седле, нужно подолгу держать все мышцы в напряжении. Такая нагрузка развивает тело и помогает координировать движения.
К большой лошади нужно привыкнуть

К обеду на конюшню подъехала Зоя Счастливцева с двумя детьми: Сашей (5 лет) и Ромой (4 года) и бабушкой и дедушкой. Дети тут же разбегаются. Саша играет с котенком, потом берет в руки игрушечную лопату и начинает рыхлить землю. Зоя берет Рому на руки подходит к лошади. Бабушка предлагает гостинцы: морковку.

— Не надо, не надо! — мальчик громко кричит, когда его подводят к лошади, начинает плакать и хочет убежать.

Зоя его успокаивает, дает лошади морковку. Она — мать троих детей. У двоих, Саши и Ромы, аутизм.

— Мои мальчики очень эмоциональные, на вещи, на которые мы спокойно реагируем, они могут капризничать, истерить иногда, — объяснила Зоя. — С общением у них проблемы. Эта терапия входит в комплекс реабилитации, и я рада, что у нас она появилась в Кирове.

— Еще говорят, что дельфины помогают, — подхватывает разговор дедушка. — Но их бы в Кирове найти! Надо все постепенно делать, такие дети живут в своем мире, он меняется, и им надо привыкать, понаблюдать издалека.

Вместо большой лошади Инна выводит мальчикам серого пони. Она водит его по кругу, чтобы ребята посмотрели и не боялись. Но на пони они мало обращали внимания, вместо этого с любопытством наблюдали за коровой.

Уговорить ребят покататься на пони так и не получилось. Зато они поиграли с другими животными на конюшне. Зоя призналась, что и не рассчитывала, что дети сядут на лошадь с первого раза.

— Это анималотерапия, она тоже хорошо влияет на ребят, — заключает Анна.
В России иппотерапию развивают только волонтеры
Анна рассказала, что в Кировской области иппотерапия есть еще в двух местах: в санатории Митино и в Оричах, где работает индивидуальный тренер. Однако там такая услуга платная. В стране, по ее словам, иппотерапия вовсе не развита, все держится исключительно на волонтерах.

Анна Мурашко
Инструктор по оздоровительной верховой езде
В России с иппотерапией плохо, ее не существует ни в одном реестре услуг. Лошадь считается дополнением к занятиям. Тогда как в Европе это очень развито, поддерживается государством и только. Иппотерапией занимаются люди с образованием: физиотерапевты. Это не наш физиотерапевт. Там на него учатся семь лет и только потом имеют право работать. Есть в Эстонии ближайший центр, где можно пройти абсолютно разные процедуры, в том числе и иппотерапию. А у нас очень мало исследований. Конечно, сейчас начинает развиваться в Москве и в Санкт-Петербурге, есть российская федерация иппотерапии, хотят сделать устав, которого еще нет в стране. Так что все держится на волонтерских основах, без какой-либо поддержки государства. А зря. У одних на занятии просыпается речь, они начинают напевать, бубнить, другие — становятся просто активнее.
«Лошадь — единственное животное, чей двигательный паттерн практически идентичен с человеческим: сидя на лошади, наш таз совершает те же движения, что и при обычной ходьбе, только инициатором движения являются не ноги, а седалищные бугры. Это особенно ценно в работе с детьми, которым по той или иной причине недоступна ходьба в естественном ее виде», — Анна Мурашко

Ольга Шебеко
специалист по связям с общественностью «Дорогою добра» член Общественной палаты Кировской области
Пока что в стране не существует такой официальной специальности, как иппотерапия, и нет такой медицинской услуги. Такой метод, который государством не утвержден как существующий. Это касается и дельфинотерапии: ей давно занимаются, но государство не поддерживает. А поддерживать такие методы лечения, конечно, надо. Для этого должны пройти официальные исследования, научные подтверждения эффективности этих методик. Этот процесс должно инициировать государство, чтобы себе доказать необходимость внедрения иппотерапии. С другой стороны, сейчас это нормально, что какие-то услуги оказываются сверх, на то мы и организация, которая тянет за собой изменения, мы стараемся изменить отношение к особым людям. Хотелось бы, чтобы люди понимали, насколько иппотерапия необходима, это не прихоть и баловство, это очень хороший способ развития. У детей есть сдвиги в эмоциональной и социальной сферах. Это действительно помощь, на занятия нужно однозначно ходить
Помочь проекту «Иппотерапия для особых детей» можно на краудфандинговой платформе «Планета».
Made on
Tilda