Дело Белых:
в предыдущих сериях
Ретроспектива и жизнь после ареста
Самым громким событием 2016 года в Кировской области стал арест губернатора Никиты Белых, управлявшего регионом семь лет. За полгода, прошедших с тех пор, в области появился новый руководитель и полностью обновилась команда управленцев. Как это происходило — в обзоре «7x7».
Нервная пятница
Последними публичными мероприятиями Никиты Белых в статусе губернатора Кировской области и свободного человека были встречи с руководством Коми. 23 июня он вместе с тогда еще временно исполняющим обязанности главы Коми Сергеем Гапликовым открыл выставку-ярмарку вятских товаропроизводителей в республике, подписал соглашение о сотрудничестве между регионами и получил в подарок фигурку мифического коми персонажа Перы-богатыря.
Вечером следующего дня, 24 июня, когда тихая и информационно спокойная пятница подходила к концу, Следственный комитет России выпустил короткий релиз о том, что Белых задержан в московском ресторане при получении взятки в 400 тысяч евро за покровительство Нововятскому лыжному комбинату (НЛК) и Лесохозяйственной управляющей компании.
На одних фотографиях, приложенных к релизу, озадаченный Никита Белых сидел за столом, обложенный пачками купюр и исписанными листами показаний. На других снимках на руках Белых, подсвеченных ультрафиолетом, виднелись следы спецраствора, которым помечают купюры.
В общем, задержание губернатора, как это случалось со всеми подозреваемыми в коррупции руководителями регионов, было обставлено достаточно театрально. Тогда еще руководитель пресс-службы СК Владимир Маркин сопроводил сообщение о задержании комментарием в своем духе.
«Предваряя истерику, которую поднимают в подобных случаях сторонники и соратники, хочу сразу остудить пыл: у коррупционных преступлений не бывает политического окраса. Думаю, что граждане Хорошавин и Гайзер могут это подтвердить. Перефразируя известные выражения — „Взятка не пахнет… но иногда светится. Взятка она и в Африке взятка"», — сказал он.
Как окажется позднее, деньги передавал собственник НЛК Юрий Зудхаймер, которого антикоррупционная организация «Трансперенси Интернешнл» назвала «торпедой» — человеком, которого силовики отправили давать взятку более высокому должностному лицу в обмен на смену статуса с подозреваемого на свидетеля. Взятка, по версии СК, передавалась несколькими траншами, во время передачи последнего Белых и задержали.

Новость о задержании Белых стала для жителей Кировской области совершенно неожиданной, а суть претензий следствия — подозрительной. Суть комментариев общественников и политиков, опрошенных в первые часы после задержания, сводилась к двум моментам — «ничего не предвещало» и «это подстава». Никто не мог поверить, что губернатор, «небедный человек», будет брать взятки, причем лично и в центре Москвы.

Обвинение не вызывало вопросов только у кировских коммунистов — они в тот же вечер устроили на главной площади города салют «в честь освобождения от Белых». Посмотреть на него пришли два человека.
Арестовали Никиту Белых на следующий день, судья из «списка Магнитского» Артур Карпов постановил, что в печально известном СИЗО «Лефортово» губернатор проведет два месяца. Тот вместе с адвокатами многократно повторял, что он не взяточник и будет отстаивать свое честное имя.
Голодное время
Алексей Кузнецов
Шоковое состояние сменилось некоторой растерянностью во властных кругах. В правительстве области фразу «мы работаем в штатном режиме» в течение недели повторяли как мантру, особенно часто это пришлось делать зампреду Алексею Кузнецову, которому пришлось взять на себя оперативное управление регионом. Ситуацию с Белых в администрации никак не комментировали и даже избегали упоминать его имя.

При абсолютном отсутствии информации из Кремля СМИ выдвигали свои версии, кто может занять место Белых. Возможными кандидатами называли депутата Госдумы и местного олигарха Олега Валенчука, бывшего начальника кировского УМВД Сергея Солодовникова и сенатора Вячеслава Тимченко (сам он это опровергал).

Политические партии, за исключением КПРФ, как будто взяли паузу: никто не развивал активной деятельности, все ждали решений сверху. Коммунисты же, наоборот, пытались набрать политические очки: заявляли вотум недоверия губернатору, безуспешно пытались провести его в парламенте, устраивали пресс-конференции и встречались с населением на Театральной площади, где убеждали собравшихся в том, что «давно все знали».
Акции в поддержку губернатора тоже были: правозащитник Артур Абашев вышел на одиночный пикет, чтобы напомнить обществу о презумпции невиновности и указать на нарушения при избрании меры пресечения. Брат Никиты Белых тем временем уволился из прокуратуры.

В целом же в области чувствовалась атмосфера неопределенности и информационного голода: все хотели знать, когда Белых отправят в отставку и кто придет ему на смену, но сколько-нибудь достоверных сведений об этом не было.

СИЗО «Лефортово»
В СИЗО «Лефортово», где находился Белых, тоже было голодно, но уже в прямом смысле слова. Посетившие его члены Общественной наблюдательной комиссии рассказали, что губернатор почти ничего не ест, потому что ему не передали лекарства от диабета, сидит на хлебе и воде, его заболевание обострилось. Адвокатов и родственников к арестованному не пускали, Белых занимался тем, что писал и отвечал на письма. Спустя некоторое время голодовка стала не вынужденной, а осознанной: Белых заявил, что не согласен с выдвинутым против него обвинением и с тем, что его никто не может навестить, и отказался от пищи. Без еды он продержался около 20 дней, после чего его состояние ухудшилось настолько, что члены ОНК сумели убедить Белых прекратить голодовку. После этого Никита Белых стал появляться в информационном пространстве гораздо реже, в основном в связи продлением меры пресечения, арестом имущества и желанием жениться в СИЗО на своей невесте Катерине Рейферт.
Команда «На выход!»
Сменщика Белыха назначили, когда истек срок назначения выборов губернатора по сокращенному календарю (за 60 дней до даты выборов, теоретически они могли состояться 18 сентября). 28 июля Владимир Путин подписал указ об отстранении от должности Никиты Белых в связи с утратой доверия, а временно исполняющим обязанности губернатора Кировской области стал Игорь Васильев. О новом руководителе тогда было известно не очень много: бывший силовик, знакомый Путина, аудитор, до назначения занимал пост главы Росреестра. Общественники восприняли назначение Васильева осторожно, со словами «хуже уже не будет». Правительство с отставкой председателя было автоматически распущено, но все министры и зампреды вернулись на свои места с приставкой и.о.
Игорь Васильев
При первом знакомстве с местными элитами Васильев заявил, что проведет ревизию всех проектов в области. В течение месяца он беспрестанно встречался с бизнесменами, профсоюзами, общественниками, ездил в районы и устраивал внезапные проверки медучреждений — в общем, знакомился с областью. Намеков на то, что врио губернатора недоволен деятельностью правительства или считает его неработоспособным, не было. Наоборот, он говорил о том, что хочет опираться на местные кадры, сформирует управленческий резерв из молодых и талантливых людей, но приход людей из федерального центра он тоже не исключил.
Правительство Кировской области покинули почти все его члены
Массовые отставки все же случились. Один за другим, иногда с разницей всего в несколько дней, правительство покинули почти все министры и вице-премьеры. И почти все — по собственному желанию. Количество зампредов сократилось вдвое (с аргументом «ради экономии»), на место уволившихся чиновников пришли федералы и бывшие коллеги Васильева по Росреестру. Из местных кадров в правительстве появились лишь трое: министром здравоохранения стал Андрей Черняев, заместителем председателя правительства по соцвопросам — экс-секретарь Общественной палаты области Дмитрий Курдюмов, министром спорта — Георгий Барминов. К концу сентября казалось, что новое правительство полностью сформировано. Но началась вторая волна отставок, правда, уже не столь впечатляющая по масштабам: министра финансов Елену Ковалёву и министра образования Александра Измайлова уволили за некачественную работу, зампред Александр Галицких и министр юстиции Роман Береснев ушли сами. Пришел еще один федеральный чиновник — вице-премьером стала Ольга Куземская, когда-то работавшая в Минобороны.
Игорь Васильев ни разу прямо не говорил, что избавляется от команды Белых или что он недоволен ее работой. Наоборот, в интервью он подчеркнуто избегал давать оценки предыдущему составу правительства, утверждая, что большее значение имеет, как работает кабинет министров сейчас. Но один раз он все же вскользь высказался: «Провал был неизбежен».

Стиль управления в области изменился: новые министры и зампреды, как и сам Васильев, многое делают в режиме «ручного управления»: например, ездят по Кирову после сильного снегопада и ругают коммунальщиков за некачественную уборку снега. Считается, что это позволяет собрать информацию с мест, увидеть точечные проблемы своими глазами, а потом изменить систему в целом, основываясь на этих сведениях.

Васильева часто обвиняют в том, что «реальными делами он не занимается» и уводит информационную повестку дня от насущных проблем, предлагая снова задуматься о переименовании Кирова в Вятку или перевести время на час вперед. Сам Васильев от этого открещивается. Все чаще он говорит о наведении порядка в лесной отрасли, о взыскании налогов и экономии. А наследство ему досталось непростое: дотационный регион, страдающий от дефицита бюджета и предельного государственного долга. Эти проблемы решаются во многом за счет населения: сокращением льгот для населения, которые обтекаемо называют «перераспределением средств».
Общественники и политики Кировской области пока четких оценок деятельности нового руководителя региона не дают: слишком мало времени прошло, говорят они. Но почти все сходятся во мнении, что команда Васильева демонстрирует новый и более жесткий стиль, который, впрочем, пока каких-то конкретных результатов не дал.
Аресты
После уголовного дела против Белых ожидали, что начнется череда арестов и других чиновников (как это было, например, в Коми), но масштабных чисток не случилось. В августе под уголовное преследование попал министр развития предпринимательства, торговли и внешних связей Павел Ануфриев, которого обвинили в хищении бюджетных денег и который сразу признался в преступлении.

Затем был долгий перерыв, и только ноябре стало известно об уголовном деле против замминистра промышленности и энергетики Сергея Вандышева. Он отстранен от должности. Также в правительстве прозвучало заявление о коррупции в министерстве окружающей среды: зампред Максим Кочетков на одном из заседаний сообщил, что замминистра Виктор Бушменев допустил нарушение антикоррупционного законодательства. И хотя эту информацию сразу передали в правоохранительные органы, речи об уголовном деле пока не идет.

Был задержан еще один чиновник, рангом существенно ниже. Директор областного многофункционального центра и депутат Кировской городской думы Александр Ананьин был отправлен под домашний арест за покупку, как предполагает следствие, двух смартфонов за счет МФЦ.

Полгода в СИЗО
Белых из СИЗО так и не отпустили, несмотря на то, что защита регулярно ходатайствует о смене меры пресечения на более мягкую. Басманный суд Москвы 21 декабря в очередной раз подтвердил, что экс-губернатор Кировской области проведет в заключении еще минимум три месяца. Основания для этого прежние: может скрыться, влиять на следствие и на свидетелей.
Катерина Рейферт
Невеста Белых Катерина Рейферт, долго избегавшая публичности, теперь является практически единственным источником информации о бывшем губернаторе. Она и адвокаты после того, как суд отказался изменить меру пресечения, собрали пресс-конференцию. На ней они рассказали о состоянии здоровья Белых, о том, что жениться в СИЗО влюбленным не позволяют под разными и, по мнению защиты, довольно странными предлогами. Меру пресечения для обвиняемого они называют карательной и не видят логики в сути обвинения по уголовному делу. При этом вдаваться в детали они хотят, но не могут: следствие взяло с них подписку о неразглашении. Сами следователи, естественно, никакой информации о ходе дела тоже не выдают.


Белых много читает, пишет друзьям и знакомым письма пачками (иногда их даже публикуют), а также жалобы на действия администрации изолятора. Физически ему нехорошо: он поправился на 20 килограммов из-за обострившихся заболеваний, часто обращается к медикам, на прогулки не ходит и практически все время лежит.

В СИЗО Никита Белых встретит весну, он арестован до 24 марта. К этому времени, вероятно, уголовное дело уже будет завершено и направлено в суд: по данным адвокатов, большая часть следственных действий выполнена. Возможно (но маловероятно), экс-губернатор ненадолго выберется из «Лефортово», чтобы дать показания по пересмотру дела «Кировлеса» — в январе как раз начнется допрос свидетелей.
В Кировской области руководившего семь лет регионом человека уже начинают забывать: про него почти не пишут, а то, что написано, — стирают: не так давно с сайта правительства убрали все упоминания о Никите Белых.

Made on
Tilda